Предметный разговор: сделано в России

Предметный дизайн в России – явление сравнительно молодое. И все качества, свойственные молодости, ему присущи в полной мере. Желание идти собственным путем, наперерез традициям. Умение моментально впитывать в себя новое и «чуйка» на тренды. Потребность пробовать себя в разных областях и уходить от классических решений. Способность смотреть на вещи в нестандартной проекции. Вера в свои силы, умноженная на взрывную творческую энергию.

А еще – острая потребность в поддержке. Никто не нарисует за дизайнера эскиз, не создаст 3D-модель, не будет бесконечно экспериментировать с материалом, чтобы получить искомый результат… Но представить широкой публике талантливых творцов, протянуть ниточку от дизайнера к производителю, помочь найти ресурсы и единомышленников, преодолеть вынужденную локальность и нарастить масштаб – такое содействие жизненно необходимо для развития предметного дизайна в России.
Последние несколько лет ситуация определенно изменилась к лучшему – выставки и мероприятия, в фокусе которых находятся работы российских дизайнеров, набирают обороты. Одно из таких знаковых событий – выставки российской дизайнерской мебели, авторских предметов интерьера и искусства. Это великолепная возможность убедиться: у нас есть множество дизайнеров, которые умеют думать, проектировать, воплощать интересные, стильные, актуальные вещи. И делать это абсолютно по-разному. Кто-то ориентируется на простые и лаконичные предметы из качественных материалов, интересные широкому потребителю. Кто-то опирается на историю и корни страны. Третьи ищут в дизайне возможность выразить скорее эмоцию, а не функцию, четвертые – осваивают современные высокотехнологичные материалы…
Мы поговорили с предметными дизайнерами о том, как они видят развитие этой сферы в России, где черпают силы и ищут вдохновение, какой вектор избирают для себя. И убедились – у российского дизайна в целом и у российского дизайна «в лицах» большое будущее. Несмотря (и вопреки) на непростую ситуацию в мире, он станет сильнее и конкурентоспособнее. А значит, победу одержат созидание, самобытность и качество.

Александр Коваль: Буду удивлять по-взрослому!

Участник и финалист международных конкурсов дизайна, член правления Союза дизайнеров России RIDU, эксперт по предметному дизайну представил на выставке свой первый персональный стенд. О коллекции мебели Alessandro Kovalli, об особой любви к автодизайну и стульям, о том, как приходят идеи и как они обретают форму, рассказывает Александр Коваль.

Расскажите о своем первом проекте в предметном дизайне.
Это был стеллаж, который так и назван: First-born, то есть «первенец». Когда его изготовили, фабрика забыла поставить меня в известность. Придя на церемонию ADD Awards, я случайно встретился с представителями фабрики и узнал от них, что они уже выпустили стеллаж. Они показали мне фото на телефоне, и мои ощущения были сродни тем, что чувствуешь, когда тебе присылают из роддома снимок твоего новорожденного ребенка… На той премии я не взял приз, но ничуть не огорчился, так был воодушевлен будущей встречей с моим «первенцем». Стеллаж оказался просто огромным, три на три метра! Забавно, но когда ты видишь впервые, к примеру, свой светильник, ты берешь его в руки, обнимаешь, вертишь, а с такой громадиной из-за его размеров это не проходит! Конечно, я погладил полочки и даже голову в нишу засунул – такой был импульс и порыв, потому что в такой момент хочется физического контакта с предметом, который создал.
Что вы представляли на выставке, на своем первом персональном стенде?
Это моя первая коллекция мебели Alessandro Kovalli – так меня на итальянский манер называют профессора Миланского института дизайна IED Федерико Ферретти, Джованни Оттонелло и Давид Дольчини, с которыми я трижды встречался в России. Всего коллекция включает восемь предметов: кресло Claudio, стол Party, тумбу для хранения винила Skyscrapers, светильник Hello (номинант премии Red Dot Award), светильник Hourglass, светильник Cube, тумбу Geo и стул Colosseo.

Вы воспринимаете сегодняшнюю ситуацию как вызов и возможность вспомнить о предметных дизайнерах. Какая поддержка им нужна?
Да, считаю, что это возможность для роста. Освободившиеся ниши будут быстро заняты, это только вопрос времени. И сейчас для всех производителей есть колоссальный шанс эти ниши занять, найти новую целевую аудиторию и покупателя. Здесь основной вопрос к производителям: чего они хотят? Продавать вторичный дизайн, красть чужие идеи европейских фабрик и «адаптировать» их, выдавая за свои? Или осмелиться и обратиться наконец к предметным дизайнерам, которые, имея множество идей, находятся без работы и ждут, что мебельщики обратят на них свое внимание? Впрочем, я не жду. Я действую. Проявляю инициативу и вижу, что вокруг меня собираются группы людей, которым я интересен. Так что буду удивлять по-взрослому!

В чем нужно быть экспертом, чтобы разбираться в предметном дизайне?
В первую очередь нужна колоссальная насмотренность и визуальная библиотека в голове. Если ты видишь кресло и знаешь, что оно называется Egg, что его спроектировал Арне Якобсен и сделал он это в 1958 году, то есть при взгляде на предмет мебели выдаешь имя дизайнера и год, то уже можешь считаться экспертом. Если при этом знаешь историю, что подвигло автора на создание, то тебе и вовсе цены нет. Конечно, не могу сказать, что я каждый предмет воспринимаю на глаз, знаю дизайнера и год выпуска, но знаю многие. А вообще, я фанат стульев и кресел! Одна из моих любимых книг – «1000 стульев», очень рекомендую к прочтению!

Над чем вы сейчас работаете?
Заканчиваю отношения с предприятием, которое занимается изготовлением разделочных досок. У нас с ними был краткосрочный контракт на 20 дизайнов, поэтому сейчас работаю над этим. А приоритетная цель – тружусь над тем, чтобы монетизировать и настроить продажи своей первой коллекции, которая будет презентована в середине мая в Москве.

От чего вы отталкиваетесь в своей работе: от функции, материала, идеи? Что первично?
Отталкиваюсь всегда от идеи. Материалы на последнем месте, функция на втором, идея на первом. Все же для меня функциональность вторична, крайне редко пытаюсь снабдить предмет функциями. Первичны линии и гармония, и если это есть, то, по большому счету, все равно, несет предмет функцию или нет.
Какие из ваших предметов есть у вас дома?
Есть тумба Perfect; она используется для хранения дисков и приставки Play Station, а также журналов, а сверху установлен видеоплейер и ТВ. Вот, кстати, если говорить конкретно о тумбах, то да, здесь важна функциональность. Я специально проектировал ниши под диски, чтобы они влезали заподлицо, оставляя свободными 2–3 мм. То есть стандартный DVD-диск туда не помещается, а диск Play Station – да.

Какой этап в работе вы любите больше всего?
Пожалуй, процесс рисования. Интересно, что есть два варианта создания предмета. Первый – когда ты намеренно садишься за стол, берешь лист и карандаш, говоришь себе: ну я же предметный дизайнер, я должен что-то придумать. Начинаешь играть линиями, чтобы их подружить. Стирать, рисовать заново… В этом есть спонтанность, элемент лотереи: ты сам не знаешь, что получится.
А другой путь – когда образ приходит именно в силу насмотренности, неожиданно. Ты можешь мыться в душе, и – бац! – тебе в один момент прилетает дизайн кресла, причем не смутный образ в тумане, а совершенно четкий, в трехмерной проекции, где видны все узлы и сочленения… Но должен заметить, что из 1800 моих проектов в карандаше отмоделировано в 3D лишь 200.

Должен ли дизайн поднимать проблемы современности?
Думаю, не должен. Я через дизайн не рефлексирую. Дизайн должен быть дизайном, а не решать общемировые проблемы. Он должен вдохновлять гармонией линий – будь то стул, утюг или автомобиль. Кстати, меня бесконечно воодушевляет автодизайн, в частности, Фольксваген Тигуан и Фольксваген Туарег. Как эти прямые линии уходят в переднюю и заднюю часть машины, как обыгрываются, как превращаются в бесконечно красивую и сложносочиненную историю! Когда я читаю лекции студентам, я всегда советую им постоянно находиться в состоянии обостренного ума. Не воспринимать те же автомобили как железную массу, а всматриваться и думать: что двигало промышленным дизайнером, когда он создавал эти формы и линии? Когда ты умеешь анализировать, визуально препарировать увиденное, ты обостряешь свой взгляд и начинаешь генерировать собственные идеи.

Ирина Чун: Сегодня – время смелых!

Архитектор и основатель студии Cha-design, лауреат российских и международных конкурсов, победитель премии German Design Award-2020, IF Design Award Ирина Чун убеждена: дизайнер – это профессионализм, большой труд и накапливаемый опыт. А еще это всегда – выход за пределы своего ремесла, эксперименты, готовность вступать в диалог и учиться у природы и искусства, у окружающих и самой жизни…

Расскажите о работе, представленной на выставке в этом году.
Вместе со скульптором Леонидом Кимом, создателем космического барельефа, мы представили главную фотозону. Кресло ICHU и другие предметы отличает необычное сочетание футуристических форм и составляющих природной стихии. Это своеобразное напоминание о том, что именно творческий импульс привел человечество из доисторического хаоса к вершинам современной цивилизации. В этих предметах мы видим и вулканическую лаву, в которой застыли останки доисторических чудовищ, и обстановку космического корабля, спешащего к далеким звездам… Они заставляют работать воображение и создают уникальное настроение в любом помещении. А главное, заставляют вспомнить: все возможно, если не запрещать себе мечтать и помнить: даже из самого темного настоящего есть выход в будущее, и его озаряет свет прекрасных звезд.
Вы всегда отмечали, как для дизайнера важна среда, близкая по духу, в том числе участие в выставках. Какие работы в этом сезоне вам особенно понравились?
Мне было интересно проследить мысль предметных дизайнеров, существующие тенденции. И я вижу определенно, что профессионализм предметных дизайнеров растет с каждым годом. Современные реалии способствуют развитию предметного дизайна. На выставке мое внимание привлекли самобытные ковры; заинтересовала мебель из карбона – это очень интересные технологии, надеюсь, мы совместно с ними попробуем что-то сделать. В целом порадовало качество некоторых брендов: они научились работать не хуже европейцев во многих сферах. Возможно, если представить предметы чуть по-другому, они прозвучали бы лучше, но в целом составилось очень неплохое впечатление.
Ваши работы всегда предельно функциональны, и вместе с тем их отличают какая-то нездешность, использование нехарактерных материалов, футуристичные формы. Как удается удержать этот баланс?
Я архитектор по образованию, и у меня была мечта создавать предметы для своих интерьеров. Функция – это один из тезисов, на которых держится вся архитектурная школа. Я не придумываю предметы изолированно, а всегда создаю их согласно среде, в которой они будут находиться. И представляю при этом конечного потребителя, который будет им пользоваться: ему должно быть комфортно, удобно. А вторым планом уже идет эстетическая составляющая. Сюда еще следует приплюсовать и мои постоянные поиски, эксперименты с формой и технологией… Если изначально рассматриваешь предмет с разных сторон (функциональной, эстетической, даже психологической – какой образ и эмоцию он будет нести?), то учет всех этих составляющих позволяет создавать действительно интересные вещи.

Вы занимаетесь предметным дизайном профессионально с 2018 года. За это время ваши взгляды на дизайн как-то трансформировались?
У меня большой опыт участия в выставках, побед в международных конкурсах. И это позволяет все время находиться в поисках новых решений, раздвигать рамки привычного, подходить близко к свободе самовыражения себя как художника. И, несомненно, для меня важен поиск новых технологий. Поэтому мои взгляды не изменились: предметный дизайн – это прежде всего функция, это эстетика, это проекция внутреннего мира человека на внешнюю среду. Но постоянно меняется способ самовыражения, то, как я ощущаю форму. Меняется инструментарий, потому что нужно всегда искать, как выразить свою идею.

Сегодня меняется все: технологии, тренды, возможности производства… Есть какой-то подход, общий принцип, который позволяет успешно работать и оставаться актуальным?
Мой принцип – это требовательность к себе. И к производственным моментам, конечно, тоже. Да, это не всегда простой путь. Но, когда ты пытаешься сделать что-то лучше, чем было до этого, сделать что-то другим путем, благодаря этому и рождаются новые решения. Поэтому мой подход – не останавливаться на достигнутом. Моя работа – всегда интереснейший эксперимент, задача, своеобразный квест, головоломка… В нем много участников, в том числе и производители. И я бесконечно ценю людей, которые способны к развитию, кто творческой лени предпочтет новые эксперименты.

Каким вы видите вектор развития предметного дизайна в России, особенно в сегодняшней непростой ситуации?
Я привыкла мыслить позитивно, и, думаю, сегодня предметный дизайн должен получить новый сильный толчок к развитию. Спрос остается или даже растет, превышая предложение. При этом возможности для заказа за границей сократились. Поэтому какие-то базовые модели или простые дизайнерские предметы, качественные и функциональные, должны набирать обороты.
Сегодня – время смелых и инициативных. Время тандемов предприимчивых производителей, которым нужно обращаться к дизайнерам. Важно создать качественный средний сегмент мебели, таких линеек, которые смогут покрыть потребности рынка. Мне кажется, именно этот сегмент самый популярный – у нас много новостроек, много людей, начавших делать ремонт и оказавшихся в замешательстве, что покупать. Поэтому важно делать упор на качество, функциональность, плюс учитывать ценообразование – выпускать не очень дорогие предметы. У нас достаточно много талантливых дизайнеров и производителей, способных обеспечить качество. Так что мы должны сплотиться, начать делать продукт, который покроет потребности. И я верю, что предметный дизайн будет востребован, желаю ему развития. И – viva дизайн!

Дима Логинов: В дизайне я обретаю себя

Предметный дизайн от Димы Логинова – это всегда тонкий вкус, чувство композиции, эмоция, которая ведет за собой форму и функцию. Награды и выставки мирового уровня, работы, вошедшие в учебники по дизайну, сотрудничество с мастодонтами дизайна – и удивительная способность не тиражировать самого себя, а переворачивать страницу, начиная новую творческую главу…

Вы работаете над тем, что нравится и «зажигает» именно вас, не думая, станет ли предмет популярным. Но все же: какой должна быть вещь, чтобы пойти в массы?
На самом деле никто не знает. Если бы были готовые рецепты, жить было бы гораздо проще! Когда я слышу, как разные люди с умным видом рассуждают о том, что продукт должен быть удобным, эргономичным и прочее, я понимаю, что они очень плохо знакомы с историей дизайна. Часто бестселлерами становятся совершенно неудобные, но красивые вещи, да что там бестселлерами! Иконами Дизайна! Так что понять, чем именно полюбится продукт потребителю, довольно сложно.

Раньше вы не так много работали с российскими фабриками. Насколько изменилась ситуация за последние годы?
Производств становится больше. Но я бы не сказал, что стал значительно чаще работать с российскими компаниями. На-
деюсь, когда-нибудь стану.

Есть какие-то сферы дизайна, где вы еще не работали, но рассматриваете их для себя? Вы мечтали поработать с фарфором, текстилем, посудой – что-то из этого удалось осуществить?
В прошлом году я создал сервиз для французского ювелирного дома Cartier, совместно с легендарным фарфоровым производителем Bernardaud. В том же году вышла моя первая и довольно большая коллекция текстиля для дома демократичного российского бренда Tkano. В этом году в рамках этой коллекции к текстилю добавится и посуда. Летом мы планируем представить вторую коллекцию с Tkano. В последнее время меня стала интересовать керамика. Меня немного удивляет, почему у нас так много керамистов и так мало стильной керамики. Недавно я был на маркете керамики в Москве и был расстроен: как сложно купить посуду для чайной церемонии, например! Было очень много зверюшек, керамических овощей, подсвечников в виде домиков, а вот стильной посуды почти не было. Возможно, когда-нибудь мне нужно будет самому поработать над этим, самостоятельно или с кем-то из керамистов.

До сегодняшнего момента наша страна не задавала тон в предметном дизайне, мы были скорее потребителями. Как вы считаете, изменится ли эта ситуация? Можно ли повлиять на этот процесс, специально «вырастить» производителей или предметных дизайнеров, приняв какие-то меры на госуровне? Или это должно произойти естественным путем?
Чем больше государство будет поддерживать дизайнеров, тем слабее в итоге они будут. Сильные игроки появляются (а что еще важнее – задерживаются на рынке) в результате жесткой конкуренции. Единственное, чего хотелось бы ждать от государства, – это честного, свободного и конкурентного рынка.

Вы говорите о том, что в дизайне каждый находит что-то для себя. Что ищете и находите лично вы?
Я обретаю себя.
Предметный дизайнер должен быть любопытным и ищущим, ощущение «я все знаю» ведет к его гибели как творческой единицы. А где и у кого учитесь вы?
А разве возможно здесь что-то выделить? Весь мир – учитель! А самый строгий – собственные ошибки!

Какие технологии будущего наиболее перспективны для предметного дизайна – 3D-печать, что-то еще?
Кастомизированный дизайн, включая и 3d-принтинг. Небольшие производства, решающие в том числе проблемы использования мусора (мой последний проект в Швеции связан с производством светильников из выловленного в океане пластика ). Производство органических продуктов, одежды, текстиля и предметов для дома – это лишь небольшой перечень того, что уже заметно сегодня, но станет главной приметой будущего. Увлечение брендами уйдет в прошлое, как и гиганты fast-fashion, сжигающие тонны нераспроданной одежды.

Предметный дизайн – это огромный труд: концепции, эскизы, детально проработанные рендеринги и т.д. Как вы восстанавливаете силы?
Чтобы не истощаться, я просто стал меньше работать. Я не хочу быть частью всех проектов в мире. Мне достаточно тех, что меня заинтересовали. К тому же несколько лет назад у меня появился небольшой сад, а там всегда столько работы, которая восполняет!

Александра Кругликова

С отличием окончила отделение станковой живописи МГАХУ памяти 1905 года. Лауреат первой премии конкурса художников «190 лет А.П. Боголюбову», картины переданы Библиотеке искусств А.П. Боголюбова как имеющие художественную ценность, находятся в постоянной экспозиции.
В 2017 году состоялась персональная выставка картин «Сны о забытом» в Армянском музее Москвы и культуры наций.
С 2018 года занимается керамикой, участник 4ceramics и 12-й международной выставки «Искусство куклы».
Проект «Мой Зверь» начался с создания кашпо «Бык». Именно эта работа стала отражением меня как художника. Почему бык? Любимое животное? Нет, не любимое, но тотемное, это я осознала, анализируя период жизни, когда был создан бык. Это было три года назад, когда я работала в мастерской. Я поняла, что именно та сила и та нежность, которую скрывает в себе это животное, были мне нужны для концентрации внимания на своей первозадаче. А именно – создавать! Создавать то, что люблю, а не под заказ. Перестать вести мастер-классы и уйти в свободное плавание.
Это не просто бык или корова – это целый мир гармонии, самопознания и принятия. Это баланс силы и нежности, Инь и Янь.
Так родилась идея создания функциональной интерьерной керамики с тотемными животными, ведь у каждого из нас свой Зверь, который отвечает внутреннему «Я» и помогает двигаться вперед.
Я хотела, чтобы каждое изделие обретало историю, чтобы каждый элемент вдохновлял и открывал скрытые уголки внутреннего мира, помогая познать себя и принять свою природу.

Надежда Ведрова

Надежда Ведрова – дизайнер интерьеров, предметный дизайнер. Окончила Красноярский государственный художественный институт, специальность «Интерьеры и оборудование»(2004). Участница международных выставок и фестивалей. Победительница российских и международных конкурсов. Член международной ассоциации дизайнеров интерьера VATIKAM.
Представляю авторский предметный декор – предметы искусства, панно и статуэтки, изготовленные вручную из пульпекартона. Они разработаны в соответствии с принципами осознанного потребления и поддаются повторной переработке. Работы я назвала «Круговорот жизни. Апсайкл».
Изначально было семя. Из него выросло дерево, которое затем стало материалом для постройки дома или для изготовления мебели, а, возможно, из древесины изготовили бумагу или картон.
Последним звеном в переработке макулатуры является пульпекартон. И меня посетила идея продлить жизнь пульпекартону, сделать так, чтобы он обрел новую жизнь. Экспериментируя с техникой папье-маше, я обнаружила множество положительных качеств пульпекартона: этот натуральный материал легкий и мягкий, он принимает любую форму, но в то же время крепкий, а при определенных воздействиях способен мимикрировать под дерево, камень, фарфор и т.д. Когда я изготавливаю предметы с природной структурой, напоминающей кору дерева, я словно бы возвращаю материал обратно к его истокам, призывая сохранять природу и заботиться о ней.
Так, вдохновившись природой, ее настроением, цветом и формой, я создала панно «Рождение», панно «Где мы не были» и другие работы, представленные на выставке.

Ксения Белинская, LITTLE STREET

Ксения Белинская – дизайнер и основатель бренда LITTLE STREET, предметный дизайнер и мама двоих вдохновителей. Окончила МАРХИ и Университетский Центр в г. Ариэль (Израиль). Преподает дизайн в Skillbox. Обожает путешествия, сноуборд и свою семью!
Мы показали эргономичную детскую мебель LITTLE STREET: серию шкафов-домиков по мотивам европейской и скандинавской архитектуры, шкафы-арки по мотивам стилей мемфис и мидсенчури с орнаментами.
Сейчас российский рынок мебели столкнулся со сложностями, поэтому мы, например, разработали новую мебельную линейку, которая проще в плане фурнитуры, но интересна по форме. Думаем, что многие производители пойдут по аналогичному пути, а мебель станет более функциональной: один предмет будет совмещать несколько опций. И будущее – за модульными интерьерными историями!

Компания Hard Massive

Представляем новые модели столов: цельный загнутый ствол груши, уникальное покрытие в виде резины на дубовом столе и художественный стол с рисунком на плоскости ореха. Наша концепция – создавать уникальные и востребованные продукты для любителей прекрасного и настоящего. Часто клиенты говорят, что, когда люди входят в дом и видят нашу работу, их реакция – это всегда «Вау!» 
Это наша цель: останавливать людей на их пути, создавать шедевры архитектурного искусства, в которых красота и форма работы поднимают нам настроение и вызывают чувство благоговения. Мы меняем культуру возможного в архитектурных интерьерах и домашнем дизайне. Сегодня очень важно стремление развиваться в предметном дизайне, учитывать востребованность у клиентов, ориентироваться на существующие тренды, а главное – достойно и качественно исполнять свой продукт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.