Главное — результат

Интервью с главным архитектором Калининграда Андреем Анисимовым о преображении города, дизайн-коде и общественных пространствах.

Вы в должности с января 2018 года, прошёл сложный год подготовки к ЧМ, стало ли легче сейчас?
Нет, не стало. В чём-то даже стало больше требований — планки и ответственность очень высокие. Мы пытаемся справиться с теми задачами, которые перед нами сегодня стоят. Силы черпаю в уверенности, что результат, который будет завтра, улучшит эстетику и комфорт города.

Ваш бывший руководитель по работе в архитектурной мастерской Сергей Гулевский сказал, что Вам очень сложно будет исполнять обязанности чиновника. Он прав?
То, что непросто — это однозначно так. С одной стороны, есть вещи, которые у меня получаются хорошо, с другой стороны, я попал в среду, в которой не бывал ранее. Другой вопрос, что я не сразу попал на должность главного архитектора — 2,5 года до этого я работал начальником отдела архитектурных проектов. Это дало возможность узнать кухню изнутри и подготовиться.

С чего начался архитектурный роман с Калининградом?
В 1993 году сюда уехала мама — она врач очень высокой квалификации. Когда она уезжала из Ташкента, откуда мы родом, у неё была широкая география выбора с возможностью перебраться за границу, но она выбрала Калининград. Я на некоторое время остался жить в Ташкенте, закончил архитектурно-строительный институт. С 2000 года я, с небольшим перерывом, живу и работаю в Калининграде, и вся моя деятельность, так или иначе, связана с архитектурой вообще и с архитектурой Калининграда, в частности.

Весной на сайте администрации города разместили различные проекты по переделке фасада администрации. На каком этапе этот проект сегодня?
Ни на каком. В сайдинг одевать администрацию никто не собирается — это первое. Второе — я противник того, чтобы здание такого рода одевалось в какие бы то ни было «одежды»: дорогие или дешёвые. И тогда по большому счёту речь шла об обсуждении гипотетических перспектив, а не конкретной реализации. Был хороший проект, сделанный Вячеславом Генне, в прошлом главным архитектором города. Он нашёл хороший образ, близкий к тому, что есть сейчас, при этом проектом предлагалось консервативное развитие здания в рамках существующей модели его эксплуатации. Сейчас здание законсервировано как объект культурного наследия, не используется пространственная форма здания: внутри есть двор-колодец, который функционирует как хозяйственный дворик, но мог бы использоваться совершенно иначе. Были разные предложения, разных архитекторов, но градостроительный совет так ни к чему и не пришёл — «есть служба охраны памятников, вот она пусть и решает». Периодически этот вопрос возникает, когда нужно что-то ремонтировать: покрасить или починить, начинаются согласования по поводу облика в целом, по поводу возврата к первоначальному облику или сохранению сложившегося! Так что это рабочий вопрос, связанный с тем, что здание живёт и приспосабливается к актуальным задачам и потребностям. К этому надо относиться спокойно, просто так его взять и переделать не получится.

В городе остались довоенные промышленные объекты, такие как Понарт. В Москве такие места стали арт-пространствами: «Винзавод», «Флакон» и многие другие. Что нам мешает сделать так же?
На мой взгляд, чтобы использовать промышленные сооружения в гражданских целях или частном инвестировании, необходима определённая готовность экономики. В Москве она, видимо, достигнута. Там появились девелоперы, которые сами хотят и способны развивать такие проекты. Если такие проекты не возникают сами, значит бизнес ещё в них не видит экономической целесо-образности. В Калининграде возникло много разных проектов по инициативе «области» и «города», в том числе инфраструктурный проект на улице Баранова с КБ «Стрелка» — это говорит о том, что территории общего пользования получили поддержку и развиваются, а вместе с ними и экономика. В этом направлении сегодня ведётся активная работа, какой не велось, можно сказать, никогда. А вот до частных объектов, которые являются объектами культурного наследия, очередь не всегда доходит, к сожалению. Есть вся информация, как это сделать с технической точки зрения, но пока активного желания собственников нет.

Как мотивировать бизнесмена стать социально ответственным и внести свою лепту в положительное развитие города или района?
Мотивация — очень многогранная тема. Я знаю, что существует практика предлагать льготы и перспективные проекты бизнесу.
Например, к экономически выгодному объекту добавляется социальный или инфраструктурный объект с «условием». Хорошим примером является участие такой сильной компании как, Сбербанк при строительстве сквера 70-летия Калининградской области.

Бизнес влияет на архитектуру, особенно в России. Есть ли в Калининграде пример, когда архитектура влияет на бизнес?
Да, есть яркий пример — та же улица Баранова. Архитекторы давно вели речь о необходимости сделать здесь пешеходную улицу. Наконец получилось сдвинуть это с мертвой точки, несмотря на сопротивление, которое там шло от уже существовавшего бизнеса. Новая инфраструктура привлечёт горожан и туристов, на их спрос возникнет предложение иного толка, чем продавать носки, трусы, ширпотреб какой-то дешёвый. Поэтому я надеюсь, что на этой территории как минимум ресторанный бизнес должен со временем вытеснить бизнес «дешёвого сегмента». То есть статус улицы начнёт подниматься просто благодаря инфраструктурному проекту. Это прямое и положительное влияние на город и его экономику, такие проекты надо делать.

В прошлом году вместе с бизнесменами обсуждался дизайн- код, далеко не все шли навстречу. Как обстоят дела сейчас?
Сама тема дизайн-кода устоялась, прижилась — предприниматели уже привыкли к новым требованиям, и напряжённости нет. Я организовал еженедельный приём по средам, когда любой желающий может прийти и обсудить какой-либо вопрос, в том числе по рекламе. Приёмный день оказался настолько востребован, что иногда только часам к семи заканчиваются посетители. Тем не менее я готов тратить на это время и обсуждать все вопросы, возникающие у предпринимателей по этой теме.

При этом в Вашем ведении также находится развитие велосети при реконструкции или строительстве новых объектов. Разве это не задача транспортного комитета?
Город завтрашнего дня не может быть исключительно автомобильным. Если мы говорим о развитии, то приоритетами должны быть пешеходы, велосипедисты и общественный транспорт. Поэтому я уделяю этому внимание максимально, насколько это возможно в своей работе. Что касается велодвижения как системы, у нас есть отдельный комитет — это их вотчина. Они его развивают в рамках транспортной инфраструктуры города. При этом необходимо признать, что нельзя по щелчку сделать город городом для велосипедистов, просто обозначив велодорожки. Этот вопрос уходит корнями в вопросы планирования новых территорий, транспортной инфраструктуры и дорожного движения. Дороги, проезды, структура застройки, объекты городской среды — всё взаимосвязано. Но работа в этом направлении ведётся. Очень важно научиться синхронизировать любые действия в этом направлении.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *